О Векторе
Обучение

Магазин
Фотогалерея
Видеогалерея

Творчество
Архив новостей






Программы обучения

Техника

Команда

Места полетов

Клуб

Путешествия

Прайслист

Расписание полётов








Контакты
Тел:
098-11-22-33
e-mail:
abuse@vector-pg.ru



Подписка
на новости





Точка пересечения

Миша Борисов

Литр бензина. Хотя бы литр бензина с капелькой масла – и я спасён. Этого мне хватит, чтоб перетянуть через металлическую дорогу, а там до леса рукою подать. На опушке меня наверное заждались, там и бензин, и масло, и кофе…

Вот лишь в баке сухо, как в Сахаре. Подтекающий топливопровод, встречный ветер и ненадобный крюк над рекой – и всё. Параплан лежит в травке, лопасть винта перстом указующим нацелилась в небо, а я на обочине голосую за развитие автотранспорта. Водителям, везущим на дачи домочадцев, рассаду, гамаки, кошек и чёрт знает ещё что, не достаточно дела до человека с канистрой в руке. Как постоянно в такие моменты, совесть услужливо припоминает, что сам не без греха – точно так же пролетаю мимо голосующих, вот сейчас пожинаю плоды…

Спустя 30 минут и две сигареты вижу, как из потока каров вываливается нечто, поднимает тучу пыли и останавливается рядом.

– Закурить есть? – чумазая личность в покрытой пылью кожаной куртке с трудом слезает с байка.

– Найдём. – Я протягиваю ему пачку, а сам с вожделением поглядываю на здоровый бак его аппарата. Л. 20 5, не меньше.

– Чего же кукуешь? – Он достаёт из пачки сигарету, прикуривает, закрывшись от ветра, и с удовольствием затягивается.

– Бензину прошу.

– А где твой аппарат? – он оглядывается вокруг, приседает несколько раз, разминая затёкшие ноги.

– Вон, в травке.

В очах под ресничками, припорошенными пылью, зажигается искорка энтузиазма.

– Покажи. В воздухе я ваших лицезрел несколько раз, а вот на земле…

– Отправь.

Он присаживается перед парамотором, уважительно трогает винт:

– Летаешь, означает… И сколько кубов? А редуктор для чего?

Минут 20 мы обсуждаем тяговые способности моего мотора, точнее, дискуссирует он – я чуть успеваю отвечать на его вопросцы. Он с энтузиазмом разглядывает экипировку, в особенности ему нравятся перчатки: «Говоришь, ветер держат? А кожа на холоде дубеет, у меня вот итальянские, дорогущие, а всё равно потрескались». Позже с багажника байка снимается рюкзак, на свет возникают консервы, хлеб и бутылка некий газировки.

Мы нерасторопно беседуем, едим его хлеб и курим мои сигареты. Под шум проносящихся грузовиков течёт разговор, случайный разговор на пересечении горизонтали и вертикали…

– Холодно было, ветер злой некий, дождик собирался. Опосля поворота с Ленинградского встал за дальнобойщиком… Тихо за ним, ветра нет, прошёл км 20 – чувствую, пригрелся, засыпаю. Рванул на обгон - не рассчитал малость: навстречу «внедорожник» здоровый, летит км 100 40… Как протиснулся – сам не знаю. Вот дальнобойщик матерился, наверняка, до сих пор уши горят. Он меня от ветра упрятал, а я его так…

– Отошёл от склона, но невысоко, хотел за гребень уйти – да впору поразмыслил, что там ротор. Довернул налево, к своим, а свои уже вон где. Высоты нет, практически пешком по ёлкам иду, если б над просекой не схватило – свил бы себе гнездо…

Мы рассказываем друг другу истории, а сами думаем о своём – о этом почему-либо не принято говорить, можно лишь догадываться по огонькам в очах...

"…Уехать в ночь, выскочить из городка затемно. Глядеть, как танцует на асфальте пятно света от фары, всё бледнее и бледнее – уже светает, по обочинам стелется туман, зябко, утренний холодок лезет за шиворот… А впереди посветлело небо, вот-вот встанет солнце – и спешишь ему навстречу, дорога отсвечивает розовым до самого горизонта… Солнце возникает нерасторопно, наливается светом, и скоро становится горячо – приходится снимать куртку. Дорога оживает, возникают встречные и попутные – зевающие дачники, продуктовые фургоны, дальнобойщики. Эти спешат поутру перескочить самые людные места, гонят так, что с дороги сдувает, когда таковая махина проносится рядом… Полдень, жара, на заправках нескончаемые ухабы, запах бензина и нехороший кофе. Суета на дороге: вроде три полосы, а не протиснешься, неумёхи в полированных авто забили левый ряд, сигналят друг другу… Поближе к вечеру спокойнее, самые торопливые умчались либо отыскали себе столбы, остались те, кто едет по делу либо для души. Солнце садится, ещё часок-другой – и можно приткнуться на обочине, откупорить пиво и поспать – от Питера до Тулы неблизко, и отлично бы в ночь снова тронуться в путь, а пока закрыть глаза и слышать во сне, как шуршит под колёсами асфальт, и расслабить в конце концов ладошки, в которых ещё осталась дрожь руля…"

"…Глядеть со склона вниз, в равнину, в туман, ощущать щекой утренний ветер… Завтрак на старте: пастуший сыр, таковой солёный, что слёзы из глаз, обжигающий кофе – слава человеку, который изобрёл термос! – и ожидание, томительное ожидание. Сад камешков: в травке на склоне солнце ласкает древнейшие камни. В небе вспыхивают 1-ые облачка, сосед защёлкивает карабины и подмигивает в ответ на твой взор, кое-где в груди щекочет холодком предчувствие фортуны… Пора! Выпрямляешься во весь рост и шагаешь грудью навстречу ветру, и шорох крыла за спиной, и щемящий миг, когда нога перестаёт касаться земли… Ветер держит тебя на собственных плечах, стропы запели, и улыбается солнце через полупрозрачную ткань крыла. Небо становится поближе, пахнет одичавшей травкой и горячим камнем… И крылья, разноцветные крылья одно за иным взмывают в воздух – нам хватит места для всех, сейчас небо воспринимает нас радушно…"

Бак доверху залит, горючее сдобрено хорошим маслом для двухтактных движков. Собеседник мой дёргает ручку стартёра у меня под мышкой, лицо его расплывается в довольной ухмылке, когда моторчик, фыркнув раз-другой, заполняет воздух клёкотом. Шумит в ушах воздух, отталкиваемый назад лопастями. Мы уже не слышим друг дружку, я показываю жестом, что взлетаю. Он вытягивает ввысь большой палец и отступает в сторону. Крыло – в воздух, разбег, газу, газу… С маленьким наклоном отрываюсь от земли, набираю высоту, разворачиваюсь и прохожу над обочиной. Он глядит снизу, закрывая глаза рукою от солнца. Машу ему.

Точка пересечения осталась внизу. Различных людей ведут различные дороги. Горизонталь и вертикаль расползаются, может быть, они больше никогда не пересекутся – ему на данный момент налево, а мне ввысь… Хотя не пересекаются лишь параллельные, а для этого они должны быть прямыми – у нас так не бывает… Я так не вызнал, как его зовут.

Надеюсь лишь, что ему придутся впору перчатки, которые я оставил на сиденье его байка.




Просто 22 факта
Мы работаем для того, чтобы вы летали лучше, чем мечтали… /

подробнее...

Ближайшие полеты

Вторник, 2 Октября и, возможно, Среда, 3 Октября, Кончинка

подробнее...

Наши спонсоры:

Много свежих фото

подробнее...


Copyright ©2002 Vector