О Векторе
Обучение

Магазин
Фотогалерея
Видеогалерея

Творчество
Архив новостей






Программы обучения

Техника

Команда

Места полетов

Клуб

Путешествия

Прайслист

Расписание полётов








Контакты
Тел:
098-11-22-33
e-mail:
abuse@vector-pg.ru



Подписка
на новости






Отчет с элементами лирики... Нет, лирика с элементами отчета о поездке. :-)

Яна aka Лиса

Климуха, лето 2001 года.
1-ый выезд, 1-ое ученичество на реальном склоне.
1-ое чувство - полной растерянности. М-да, это ни разу не лебедка... Утром - рано вставать, плестись либо ехать, посиживать в небольшом, но безумно комфортном и элегантном баре-на-горе, ожидать весомого слова инструктора - ежели ветер есть, ежели ветер не очень мощный, ежели ветер верный... Чрезвычайно много "ежели", но пока мне везет, а это означает - ехать на склон, впрягаться, обучаться, подымать и подниматься, ввысь и вниз, на право и на лево. Традиционно я и еще несколько начинающих обучаемся на северном склоне. Южный, естественно, крут - во всех смыслах - но нам, блестящим чайникам, туда еще рано.

1-ое утро на Климухе заполнено классными впечатлениями: раннее утро, а по северному склону скачут разнокалиберные чайники под бодрые клики инструкторов (время от времени и на российском разговорном). Разноцветные крылья, руководящие-и-наводящие указания во весь глас по мегафону, ветер, красивый вид на ближайшую деревню, в конкретной близости - кустики и колючки, на которых, наверняка, постоянно кто-то развешивается... Лепота...

Вечерком - южный ветер, южный старт. Мне нельзя лететь - опыта ноль, ну и вообщем я лишь сейчас приехала, нужно осмотреться. Вот и стою, осматриваюсь, украшаю собой пейзаж. Любуюсь летающими. Вот мимо свистит леди, которая чрезвычайно любит болтать ногами в воздухе... Вот иная. Я лицезрела ее на земле - высочайшая, мощная, то вспыхивающая ухмылкой, то в один момент мрачнеющая. Постоянно схожая на птицу - маленькую, стремительную, плотоядную птицу. Вот стайка ярчайших, пестрых, хохочущих женщин (сопровождаются кликами: "Поберегись, цыгане в воздухе!"). Вот рассекает некий сэр на длинноватом и узком крыле - оно колеблется, время от времени одна половина оказывается выше иной - да к тому же с явным изломом в центре. Бррр... Проносятся тандемы - тут их именуют "спарками"; пассажиры отрадно пищат и вопят в меру сил и воспитания, а команды поддержки и поимки (по одной на тандем) носятся по склону, чтоб вцепиться в данный тандем на высадке и погасить купол - размер-то вон какой, а здесь ветер...
На склоне я не одна таковая нелетающая. Вон еще два ученика стоят недалеко, взявшись за руки и прижавшись друг к другу, как продрогшие котята на ветру. Другие - кто бродит, кто глядит. Туристы щелкают фотоаппаратами, наводят камеру на пролетающих в тандемах родичей и друзей, кричат нечто вроде "Сделай ручкой!" Взрослые послушно "делают", детки игнорируют. Подъезжают машинки, из их выскакивают пилоты с куполами в обнимку. Им - лететь. Мне - ожидать. Ожидать будущего дня, а завтра - вверх-вниз по склону. Ежели вообщем удастся поднять крыло.

Наступает то самое долгожданное завтра, и я на склоне, очевидно, на северном, впрягаюсь, встегиваюсь... В общем, надеваю подвеску, позже пристегиваю крыло. Оно у меня "он". Например, "Корвет", на котором мне пару раз давали полетать друзья - тот был "она". Теплая, четкая, лукавая она... А эта школьная "Танга", другими словами "Танго" (с языка так и норовит слететь обидное "танка" - мелкий танк-тяжеловоз) - это все-же "он".
Итак, лицом к крылу, в руках - то, что в их и обязано быть (надеюсь), на данный момент - подергать незначительно, поднять купол из кучи и разложить прекрасным точным полукругом. Заборники с готовностью глядят ввысь. Ага, как, знаю я твою готовность, дорогой... Хотя, быстрее, свою. Неча на крыло пенять...
Последняя проверка. Ноги на позиции, левая согнута, чуток выставлена вперед, правая чуток сзади. Руки на месте, ряды в руках - означает, тоже на месте, голову не забыла - ибо на ней шлем, ага, то поверх этого, это опосля того, означает, поворот будет вон туда... Все готово. Ну так тяни, подымай! Ага, как...
Ноги, кажется, решили укорениться в склоне и так и остаться до грядущего сезона. Ватными стают руки. Горячо - но не от крымской жары. Просто инструктора - все три сходу - обернулись и глядят на меня.
Ну для чего все сходу?! Хоть бы один... Либо по одному... По очереди... И так ведь лишнего движения не смеешь сделать, боишься ошибки и провала, самой впереди себя постыдно - нет еще того изящного автоматизма движений, который приходит лишь с опытом, каждый жест - как у куклы в руках неумелого кукловода, все - очень резко либо очень медлительно. Позориться перед ними... Ой...
Смотрю на крыло, пробую вспомнить, как и что необходимо делать. Перед очами всплывает сцена в баре-на-горе, когда нам, начинающим, демонстрировали верный подъем купола и разъясняли: "...как голубя выпускаешь..." Как, голубя... Это у вас, опытнейших - голубь, а для меня - лежит голубое, нахальное, и ухмыляется во все воздухопоглотители.
"Ну будь лапой, лапа... Ты же неплохой..." - уговариваю его полушепотом, не очень веря своим словам. Будет он неплохим - когда приноровишься, а на данный момент - знаю, что ничего не выйдет, что не подниму, а ежели подниму - то грохну этими самыми наглыми заборниками о твердую землю, и будет мне выволочка, и будет хохот...
Стыд смыт приливной волной гнева. Посмеются? А ты лицезрела, коза, чтоб твои инструктора над кем-нибудь смеялись? Не лицезрела? Так и нечего ерунду городить! В конце концов, у всех когда-то тоже не выходило, суперменов здесь не видно...

"...как голубя выпускаешь..."

И купол выходит.
Разворот ("боевой разворот..."), и - уже стоишь, а он, прекрасный, уже над тобой, и понимаешь, что довольно мельчайшего касания - и мы совместно движемся по склону. Направо, вперед, назад - да куда угодно! - и движения плавны, как танец, а ноги чуть касаются земли носками, и ощущаешь, как крыло нетерпеливо поерзывает - дашь ему волю, так полетит! - и уже не смотришь на него, а всем телом чувствуещь его мельчайшие колебания, а он, оказывается, послушно отзывается на твои деяния, и мы совместно танцуем по склону, ах, какая пара... Но лишь один взор ввысь, лишь одна секунда, когда замираешь, изумленная, восторженная, захваченная чувством чуда и своей к нему причастности, когда за-бы-ва-ешь...
Чтоб волшебство длилось, необходимо прилагать усилия - пусть даже мельчайшие. Их нет - и крыло заваливается назад. Чуть успеваю развернуться и дернуть за что-то (это должен быть В-ряд, но попробуй здесь разберись, времени так не достаточно, что можно сказать, что его вообщем нет).
Как ни удивительно, это оказался конкретно В-ряд. "Подфартило, но позже лучше глядеть заблаговременно..." - проносится 1-ая за весь день умная мысль. Крыло с шуршанием укладывается на выжженную солнцем крымскую травку.
Оглядываюсь - вчерашние котята плюс еще пара новичков с переменным фуррором возятся с крыльями. Инструктора как бы уже не глядят (где вы ранее были...) - заняты сопровождением по рации еще одного моего собрата-во-чайничестве вниз с горы. Ох, и топать ему позже... И мне, кстати, тоже - ежели сейчас таки дадут отмашку на полет.

Отмашка таки была дана.
Вдоль склона "гулять" особо не выходит - то не подхожу довольно близко из ужаса перед землей, то, решив пересилить ужас, с квадратными ошалевшими очами совершаю принужденную высадку. Один раз это сомнительное наслаждение оканчивается резвым пробегом за куполом, возомнившим себя парусом, и полупридушенным писком: "Стой, кому сказала-а-а-а-а-а!"
Опосля поимки наглеца получаю заслуженную выволочку вперемешку с похвалами. Похвалы - за то, что бежала за крылом, а не ехала за ним на животике, а выволочку - за то, что В-ряд не дергала. Изображаю на лице живейшее раскаяние, на уровне мыслей же произношу в свое оправдание целую речь в стиле: "Я не виновата, что он эти ряды от меня упрятал! Вредный мужской нрав!" М-да, подозреваю, что эта речь не будет воспользоваться фуррором, ведь все инструктора - мужчины... Ну да хорошо.

И опять - мерить склон ввысь и вниз. Ежели не снимать шлем - горячо и душно, а ежели снять - все равно горячо, и солнце бьет по голове, как будто раскаленный молот. А вот и еще проблема: отдохнуть, либо снова - ряды в передние лапы, задние лапы - в землю, и вперед? А в очах уже темнеет... А наша, чайническая погода скоро закончится, и ой как не охото ее упускать... Бывалые пилоты уже раскладывают крылья, ветер крепчает, и кто-то уже отрадно вопит (метров этак с трехсот), что "поперла термичка".
Вопросец решен за меня - дана команда собираться. Мы складываемся, а кто-то лишь взлетает, и парит, и как парит! Провожаю завистливым взором - у-у-у... Орел...
Кто-то выкручивается, уходит все выше, выше, и - на маршрут, на Кара-Даг, за Кара-Даг. Я лицезрела этого пилота на земле... Кстати, все бывалые летающие кое-чем напоминают птиц - в очах есть что-то птичье, спокойное, незапятнанное, и равномерно начинаешь подозревать, что они тоже могут глядеть на солнце, не мигая не отводя взора. Прозрачными и ясными кажутся даже черные глаза... Наверняка, это поэтому, что в их навсегда остался кусок неба.
А начинающие похожи на птенцов - мы так же смешно скачем на пока напряженных, негнущихся ногах, смотрим таковыми же круглыми от удивления и восторга очами, так же неуверенно пробуем крылья. Но птенцы растут...

...Флетчер вдруг вправду сообразил, что в Джонатане было столько же необычного, сколько в нем самом.
"Предела нет, Джонатан? - поразмыслил он - ну что все-таки, тогда недалек час, когда я вынырну из поднебесья на твоем берегу и покажу тебе кое-какие новейшие приемы полета!"
"Предела нет, Джонатан?" - поразмыслил он с ухмылкой. И устремился в погоню за познаниями.

"Чайка Джонатан Ливингстон". Ричард Бах.

(09.11.01.)




Просто 22 факта
Мы работаем для того, чтобы вы летали лучше, чем мечтали… /

подробнее...

Ближайшие полеты

Вторник, 2 Октября и, возможно, Среда, 3 Октября, Кончинка

подробнее...

Наши спонсоры:

Много свежих фото

подробнее...


Copyright ©2002 Vector