О Векторе
Обучение

Магазин
Фотогалерея
Видеогалерея

Творчество
Архив новостей






Программы обучения

Техника

Команда

Места полетов

Клуб

Путешествия

Прайслист

Расписание полётов








Контакты
Тел:
098-11-22-33
e-mail:
abuse@vector-pg.ru



Подписка
на новости





Дверь в зиму

"Я не стану запирать дверь на замок - на тот вариант, ежели ты передумаешь, - он вздохнул. - Будь моя воля, вообщем никто не посиживал бы взаперти".
Роберт Э. Хайнлайн

Кухонная дверь тихонько приоткрылась, и Он тормознул на пороге, разглядывая комнату. Она, естественно, не ожидала его - вздрогнула и вскочила с кресла, прижав руки к груди. В дверном проёме сияло солнце, горячий ветер шевелил барханы, наметая песок на комнатный ковёр. Свет свалился в квартиру ровненькой трапецией, и тень странника разлеглась поперёк дивана, уткнувшись головой во включённый ночник.

- Можно? - Он развязал платок, который прикрывал нижнюю часть лица. Из складок ткани тоже сыпался песок.

- Естественно. - Она пришла в себя, запахнула полы атласного халатика.

Он шагнул в комнату и прикрыл за собой дверь. Сходу стало мрачно и прохладно. Он скинул с плеч тощий рюкзак, повертел в руках, примеряясь, куда бы его поставить, ничего не выдумал и поставил около ног. Стянул с головы бандану. Песок на ковре смотрелся нелепо и тошно хрустел под подошвами.

- На данный момент я здесь приберусь.

- Да хорошо. - Она вздохнула, подняла рюкзак и понесла его в прихожую. - Проходи, не стой столбом.

- Ага, - Он развязал шнурки тяжёлых ботинок, аккуратненько вылез из их, прошёл и уселся в кресло, стараясь не чрезвычайно мять покрывало. Она расположилась на диванчике напротив, подобрав под себя ноги. Телек что-то бурчал, отбрасывая в комнату разноцветные блики. Опосля обжигающего солнца Ему приходилось напрягать глаза, чтоб нормально созидать в полумраке.

- Вот, - Он нарушил неудобное молчание. - Решил зайти. Прости, что напугал.

- Ничего. Я уже привыкла.

Ему было неудобно. Хотелось снять одежду с просоленными кругами под мышками.

- На данный момент я что-нибудь приготовлю. - Она встала с дивана, подошла к двери, в которую Он вошёл, взялась за дверную ручку, помешкала незначительно - вдруг там снова окажется пустыня? - и осторожно приоткрыла. Кухня была на месте. Она прошла вовнутрь, надавила клавишу электрического чайника - а Он, услышав, как капает из неплотно закрытого крана вода, судорожно глотнул и попросил в один момент охрипшим голосом:

- А просто водички можно?

- Естественно. - Она пожала плечами, набрала стакан воды из-под крана и принесла ему.

- Спасибо. - Он осторожно взял высочайший стакан, разглядывая его на свет, облизнул сухие губки и сделал небольшой глоток. Вода скользнула прохладой, казалось, до самых кончиков пальцев на ногах, и организм, встрепенувшись, здесь же востребовал добавки. Он дозволил себе ещё один небольшой глоток и поставил стакан на столик, любуясь прозрачной влагой.

- Здорово, - Нежданно для себя Он засмеялся. - Здорово как...

Она лишь пожала плечами - какой смысл в том, чтоб мучить себя жаждой, когда вода просто течёт из крана? И незачем мотаться пешком по пустыне, ежели можно заказать сафари-тур... Либо сафари - это по прериям?

Он полез куда-то за пазуху, вытащил кожаный мешочек. Достал из мешочка что-то, завёрнутое в платок, и принялся развязывать узлы.

- Вот. - Улыбался он, как ребёнок, очень гордый собственной находкой. - Возьми, это тебе. Прекрасно, правда?

На его ладошки, потрескавшейся от жары, лежала фигура, которую ветер и песок выточили из кусочка вулканической породы. Тёмно-коричневая, практически чёрная, с багряной прожилкой, ветвящейся надвое, она казалась объёмным иероглифом - либо сплетением веток, ежели поглядеть сбоку.

Она взяла подарок, повертела его в руках, чувствуя, как камень исходит теплом.

- Ну как ты здесь? - Наклонив голову, Он рассматривал Её из-под выгоревших бровей.

- Нормально. Как постоянно. - "Тебя ведь не чрезвычайно интересуют мои трудности, правда?" - Цены снова подпрыгнули.

- Ах да, - Он хлопнул себя ладонью по лбу. - Извини, пожалуйста.

Он полез в кармашек жилета и высыпал на журнальный столик несколько матовых кристаллов, пару старинных монет и маленький тускло-жёлтый камешек - всё это с пригоршней песка. Она вздохнула. Естественно, это в его стиле - каменную безделушку прятать за пазуху, а неогранённые алмазы носить в кармашке вперемешку с песком.

- И что я с сиим буду делать?

- Продай кому-нибудь.

- Как ты себе это представляешь? Я не пойду на рынок торговать драгоценностями.

- Не нужно на рынок. Обратись к ювелиру.

- Хоть какой ювелир поинтересуется, откуда у меня всё это.

- Скажи, что отыскала. Можешь даже сделать официальное заявление о находке.

- Чтоб мне досталось лишь 20 5 процентов?

Он развёл руками.

- Извини, в пустыне нет банкоматов. Всё, что можно выменять за эти камни там, не имеет никакой ценности тут. За серебряную монету я могу получить незначительно воды у караванщика - ежели, естественно, повезёт встретить караван.

Она отошла к окну и отвернулась. Вспомнив о воде, Он поёрзал в кресле:

- Знаешь, я бы принял ванну.

- Естественно.

Вертя в руках камень, Она слушала фырканье и плеск, доносящиеся из ванной комнаты. Не спеша сходила на кухню, достала пару китайских чашек с полки и приготовила кофе. Через четверть часа - по телеку как раз начались анонсы - Он снова возник на пороге, на этот раз посвежевший, с капельками воды на бровях. В мокрой футболке, как как будто лишь что возвратился из субтропиков.

- Чувствую себя гиппопотамом. Знаешь, для чего же гиппопотаму широкие ступни? Чтоб удобнее было скакать по кувшинкам.

Сейчас, когда Он закончил щуриться, на обгоревшем лице проявились светлые морщинки. Отлично, что не побрился, а то стал бы похож на африканскую маску.

- Отлично, что ты не побрился.

- Там, куда я собираюсь, с бородой будет теплее.

- Снова собираешься? - Она встала, разгневанная не на шуточку. - Он собирается, с разума сойти! А может, мне запереть тебя?

Он поставил на стол недопитый кофе.

- Боюсь, ничего не выйдет. Все замки не запрёшь, любая дверь куда-то ведёт - ежели знаешь, куда.

- У тебя все они ведут прочь.

- Но я же возвращаюсь. Я постоянно возвращаюсь.

- А я обязана, как идиотка, всю жизнь дожидаться твоего возвращения?

- Тебе не нравится твоя жизнь?

- А тебе твоя, я вижу, нравится. Ты, естественно, хорошо устроился.

- Я предлагал тебе...

- Предлагал что? Рай в шалаше? Кровать под открытым небом?

- Ты же свободна - и можешь делать всё, что хочешь, а не лишь то, что разрешают местные правила приличия... Никто не виноват в том, что для тебя свобода выбора - это всего-навсего возможность пойти в иной солярий либо возможность поменять парикмахера. Свобода выбора лака для ногтей... Устрой свою жизнь как считаешь необходимым. Сделай что-нибудь, что тебе хотелось сделать с самого юношества. Не обращай внимания на людей, которые свободны лишь в выборе персональной клеточки.

- Естественно, для тебя целый город - это клеточка! Миллионы людей живут в городках.

- Ничего не имею против миллионов людей. Жалко лишь, что они такие однообразные.

Нескончаемый - с паузами в несколько месяцев - диалог длился.

- Ежели дело лишь в недочете внимания - в конце концов, ты можешь завести себе любовника.

- Для того, чтоб ты в один прекрасный момент ввалился без предупреждения и застал меня в объятиях другого?

Он смутился.

- Ну, ты же знаешь - я могу возвратиться лишь сюда. Почему-либо лишь сюда. Я пробовал входить в остальные двери... не выходит. Наверняка, я вообщем не способен ворачиваться ни к кому, не считая тебя.

- Как же хвалёная свобода передвижения? - Продолжала издеваться Она. - Вся твоя свобода замыкается на этом месте, да?

- Выходит так. - Он незначительно поразмыслил. - Выходит, что я никуда не могу уйти с данной планетки. Пока.

- О боже! Я говорю тебе о доме, а не о планетке.

- А что такое дом?

Таковая постановка вопросца её озадачила.

- М-да. - Он поднялся. - Пожалуй, я пойду. Ты ещё не выбросила тёплый спальник?

Она молча смотрела, как он собирается. Куртка на пуху, толстые брюки, перчатки до локтей. Откуда-то из кладовки возник моток репшнура. Рюкзак разбухал на очах. Когда Он оделся и протопал альпинистскими ботинками к двери, ведущей в коридор, Она приостановила его и протянула вязаную шапочку:

- Да, мне нравится жить в городке. Мне нравится, что из крана течёт вода и что по телеку демонстрируют кино. Что диванчик - мягенький. Что не нужно беспокоиться о ночлеге и что можно валяться у голубого моря в шезлонге, не думая ни о чём. Не вижу в этом ничего отвратительного.

Он пожал плечами.

- Ежели глядеть из шезлонга, море постоянно идиентично голубое - даже ежели оно Красноватое либо Жёлтое.

Позже Он просто открыл дверь и вышел в горы.

Сходу за дверью, в которую он шагнул, заместо коридора начиналось заснеженное ущелье. Он шёл, проваливаясь по щиколотку, не останавливаясь, не оглядываясь - лишь один раз замедлил шаг, чтоб поддёрнуть рюкзак повыше. У неё замёрзли ноги в домашних тапочках, но она стояла и смотрела ему вслед, зная, что стоит закрыть дверь - коридор вернётся на обычное место, и остается лишь лужица на паркете.

В горах вставало солнце. Следы, которые начинались от порога, ветер здесь же заметал снегом.




Просто 22 факта
Мы работаем для того, чтобы вы летали лучше, чем мечтали… /

подробнее...

Ближайшие полеты

Вторник, 2 Октября и, возможно, Среда, 3 Октября, Кончинка

подробнее...

Наши спонсоры:

Много свежих фото

подробнее...


Copyright ©2002 Vector