О Векторе
Обучение

Магазин
Фотогалерея
Видеогалерея

Творчество
Архив новостей






Программы обучения

Техника

Команда

Места полетов

Клуб

Путешествия

Прайслист

Расписание полётов








Контакты
Тел:
098-11-22-33
e-mail:
abuse@vector-pg.ru



Подписка
на новости




Не поступайте так

Я лежал, завернувшись в купол, стуча зубами от холода, и пробовал разглядеть

на замерзшем, треснувшем мониторе электронных часов, который на данный момент час. От холода батарейка фактически не тянула подсветку, и было видно с трудом лишь первую цифру – четвёрка.

Я прикинул, сколько я тут лежу – около 30 часов. Боль в рёбрах из острой уже часов семь назад перешла в тупую и фактически не волновала меня, ежели не шевелился. Рука распухла и пульсирующей      болью не давала мне уснуть, хотя спать хотелось страшно. Левый бок уже издавна на столько затек, что я его не ощущал. Но перевернуться нельзя.

В голове вертелись недавние действия.

  

14 июля 2001г.

     На Курдае автобус тормознул, и все вышли размять ноги и попить воды. В тени указатель температуры демонстрировал 47ºС. Прямо передо мной шла горная цепь с заснеженными вершинами. Я смотрел на их и задумывался о ждущих меня впереди полетах. Сладкое волнение обхватило меня и принудило моё сердечко учащенно биться.

            17 июля 01.

     Я, снова все перепроверив – параплан, запаску, высотомер, альпинистское снаряжение, радиостанцию, камеру и остальное, застегнул рюкзак и уселся сверху на него, думая, просчитывая. Груз вышел солидный – 15 кг. Летное снаряжение плюс 25 кг. вспомогательное. Вся надежда на помощь военных альпинистов, которые согласились взять меня с собой благодаря связям моего дяди и дружбе с моей мамой, имеющей 1-ый разряд по альпинизьму.

            18 июля 01.

     Пот заливал глаза, и они щипали, мешая разглядывать камешки под ногами. И сам я меж 2-мя рюкзаками (в одном параплан, а на спине 2-ой рюкзак со снаряжением) был мокрый от пота Просто умопомрачительно, сколько воды выходило из пор кожи. Вприбавок ко всему солнце палило так, что казалось еще немножко, и камешки начнут трещать от жара. Единственно утешительной мыслью для меня было то, что наверняка не хилые термики можно изловить над пышущими жаром горами, возвышающимися среди ледовых плато. Впереди превосходной громадой из ледовых и скальных стенок возвышался пик Манас. 4500м. Конкретно он мне и нужен. Конкретно к нему я и рвусь, изнемогая от физической перегрузки и жары. «Урал» встал км в 5 сзади, далее не проехать. Бойцы из егерьского отряда мучились не меньше моего, пыхтя под рюкзаками с боекомплектами и горными не большими автоматическими пушками.

           

19 июля 01.

    Мы разбили базисный лагерь на высоте 2800 метров на маленький

в поперечнике около 50-ти метров, площадке на северном склоне. Внизу видна равнина через маленькую утреннюю дымку, которую быстро разгоняло набирающее силу солнце. Равнина грелась, и теплый воздух тронулся в горы еле ощутимым дуновением ветерка. Боже, как у меня болят ноги, плечи и шейка!! Но желание испробовать аппарат в полете над таковой сказочно прекрасной равниной перебороло боль и я, помчался к кошаре чабанов, расположенной километрах в 2-ух ниже, захватив с собой два 10-ка патронов для их карабинов и незначительно средств. Меня отрадно (при этом искренне) встретили и усадили завтракать. Все было таковым вкусным, таковым натуральным, что я на полчаса запамятовал о полетах и занялся мясом, кумысом и свежайшим хлебом. Позже, подарив патроны, дав 200тенге (33 рубля), от которых они отрешались и обиделись, когда я оставил-таки их в юрте, попросил жеребца. Мне сходу оседлали чёрную кобылу, которая без охоты повезла меня от Коша ввысь, к лагерю. Забросив в седло параплан и, усевшись рядом нетерпеливо стал порезать длинноватые серпантины по склону и через пол часа подъема разгрузил взмыленную лошадка и, выбрав площадку для старта разложил параплан. Высотомер демонстрировал 700 метров над лагерем, означает 3500 метров над уровнем моря. Прямо передо мной на таковой же высоте над равниной кипело кучевое скопление. Ветерок еле шевелил травку и был приблизительно 1-1,5м/с. Сделав шагов 5 прямым стартом на крутом склоне, я подтянул клеванты и меня оторвало от склона. В конце концов то я лечу! Подо мной быстро удалялся склон, и ветер нежно дул мне в лицо. Взор на устройство, -100м ниже старта.

Направляю купол на лагерь. Через минутку выхожу над лагерем на высоте 500м. и засекаю спускающуюся рысью мою лошадка. Она таковая малая и кажется игрушечной. Плавненько вхожу в спираль и начинаю сбрасывать высоту. Нежданно задул ветер из равнины, при этом довольно свежайший, и пришлось выйти из спирали, чтоб не снесло на склон. Развернувшись против ветра спиной к склону, попадаю в тугой динамик и набираю высоту 1200м. над лагерем, пока не замечаю гряду туч, идущих прямо на меня и ни чего же неплохого мне не обещавших. Начинаю мыслить, как выйти из широкого динамика и сбросить высоту. Выхожу из галса и, отойдя метров на 400 от склона складываю «уши». Помогает. Довольно быстро снижаюсь до 200м. и, прокачав купол, вхожу в крутую спираль прямо над лагерем. Слышу, как свистят мне бойцы и пробую ответить им свистом, но ничего путного не выходит из-за обветренных пересохших губ. Снова выхожу из спирали по той же причине, хотя на данной высоте, (50м. над лагерем), не таковой мощный ветер и планирующим полетом долетаю до лагеря и мягко приземляюсь посреди палаток под комменты и советы по приземлению десантников. Губки кроме воли растягиваются в глуповатой счастливой улыбке, и я начинаю собирать купол и ловить лошадка, по дороге в кош, для последующего полета. И так целый день. До изнеможения. Бедная лошадка.

            20.07.01.

     Сейчас в 6 утра вышли на штурм пика Манас. 1-ые лучи позолотили верхнюю кромку туч. Солнце было таковым ласковым, но я знал, что через час оно будет нещадно палить и порядком всех вымотает. К двум часам мы вышли на ледовую перемычку на высоте 4000м., и по гребню вышли на вершину 4500. С вершины старт не представлялся вероятным – на пике купол не разложить. Спустившись по южному склону на 1000м нашел довольно пологую полку и стартовал с включенной радиостанцией – все-же было как-то спокойней, когда постоянно слышу глас Мухана, хоть из динамика. Небо было незапятнанным, и солнце палило изо всех сил – старалось. Термики не принудили себя долго ожидать, и принялись радостью колошматить меня, стараясь разорвать стропы и купол. В перерыве меж нападками этих термических бестий я сообщаю Мухану, что чрезвычайно хочу на землю.

Через два с лишним часа я прорвался к собственной равнине с крошечными армейскими палатками и с радостью коснулся жесткой поверхности. Отстегнувшись, я вдруг услышал как щебечут в зарослях птички и стрекочут в травке кузнечики – и мне стало так отлично, и совершенно не хотелось повторять никакие полеты – чрезвычайно захотелось домой.

Ночкой я еще долго не мог уснуть,  мне казалось, как я закрывал глаза, что ветер свистит в стропах, хлопают уши и меня колошматит в подвеске.

21.07.01.

     К обеду спустилась группа Мухана. Это было жалкое зрелище. Полопавшиеся до крови губки, стертые на спуске ноги. Я хотел было над ними поострить, но что-то меня приостановило. В тот же день мы приехали в Джамбул, и я здесь же попросился в последующую поездку на Памир через три дня.

23.07.01.

     Мы в Оше. Закупаем провизию.

24.07.01.

     Наш ГАЗ-66 встал совсем на высотном перевале, и воспользовавшись моментом и подвозом на этот перевал. Я слетел с высоты 4000м. до 2500м. ранешным днем и потому достаточно уютно.

25.07.01.

     Мы все-же доехали до места и разгрузившись стали подниматься ввысь. В голове кружилась бредовая мысль – залезть так высоко, как смогу и еще слететь оттуда. Благодаря чему, не растрачивая силы на полеты, я рвался ввысь, таща собственный параплан.

2.08.01.

     Вот он предел моих способностей. Этот предел размещен на ледовой полке на плече пика Коммунизма на высоте 5200м.  над уровнем моря. Я тут с Муханом, торчу уже 3-ий день в ожидании, пока пройдет буран. Сейчас все внизу застелало белоснежное курчавое одеяло. Сплошная облачность. За три дня мы израсходовали бензин и практически всё съели. У меня началась горняжка – болела голова и постоянно тошнило. Сроки нашего возвращения в Джамбул подошли вплотную.

.

И настал час, и Мухан прицепил кошки и произнес мне: Вставай, необходимо спускаться. Собрав палатку, я понял, что спуститься я не смогу. Ноги распухли и с трудом поместились в ботинки. Коленные суставы вообщем не функционировали и страшно болели. О спуске я задумывался обречённо. Был выход - или кинуть все, включая запаску, купол, палатку и др. Снаряжение, или стартовать и лететь. Запаска была не моя и параплан жаль. И вообщем спуск меня мучил больше чем полет. И я отважился лететь. Мухан посодействовал разложить купол и, усевшись на краю сброса смотрел вниз на бурлящие облака. Я изловил себя на мысли, что в крайний раз вижу его. Мне стало по истине страшно. Еще Мухан, достав фотоаппарат сфотографировал меня и, подмигнув произнес: „На память”. Здесь я совершенно приуныл. Но погода стала изменяться. Встречный ветер сошел на нет. Разбежавшись, я затянул клеванты, поточнее одну – правую же заклинило из-за фотоаппарата. Крутой ледовый склон. Практически отвесный. Купол упал на лево. Я падаю и совместно с куполом скольжу вниз все скорее и скорее пока, на мое счастье не влетаю в полку, ниже старта на 50 метров. Со 2-ой пробы, убрав подальше фотоаппарат, я взлетаю. Огибая хребет, попадаю в мощный ветер, и меня начинает сносить назад и ввысь. Глядя на устройство я думаю – что все-таки меня поднимает. Или динамик, или термик. А может все совместно. Никогда я еще так не хотел на землю. Так я болтался, пытаясь сбросить высоту и пробиться в равнину практически четыре часа. В конце концов меня перекидывает обратно через хребет, и, попав в ротор, я стал быстро терять высоту. Высота начала таять с каждой минуткой. За 100м. до туч сложило купол. Прокачав его, вошел в скопление. Мои пробы найти, где и в котором состоянии находится купол, ни к чему не привели. В конце концов, увидев скрученные уходящие ввысь в молоко вольные концы, бросил запаску, и опосля её раскрытия подтянул к себе купол. Через 20секунд относительно устойчивого полета ощутил твердь земную. Ощутил плечом, предплечьем и 3-мя ребрами. Но все-же ноги двигались, и я был на земле. А остальное меня в тот момент не тревожило.

                              

ПАРАПЛАНЕРНАЯ ШКОЛА



Просто 22 факта
Мы работаем для того, чтобы вы летали лучше, чем мечтали… /

подробнее...

Ближайшие полеты

Вторник, 2 Октября и, возможно, Среда, 3 Октября, Кончинка

подробнее...

Наши спонсоры:

Много свежих фото

подробнее...


Copyright ©2002 Vector