О Векторе
Обучение

Магазин
Фотогалерея
Видеогалерея

Творчество
Архив новостей






Программы обучения

Техника

Команда

Места полетов

Клуб

Путешествия

Прайслист

Расписание полётов








Контакты
Тел:
098-11-22-33
e-mail:
abuse@vector-pg.ru



Подписка
на новости




Выживший Хорват

 Давор Ярдаш

Davor Jardas был затянут на 21 000 футов (6 500м - прим. переводчика) в грозовое скопление будучи в майке и шортах. Он рекомендует: "Когда вы видите безопасное скопление, которое распускается в стратосфере, как капуста, прилипайте к телеку и пейте пиво".

Суббота, 26 июля, 1997. У меня было чувство, что мне не нужно летать в сей день. Мой друг Матко и я пробудились в 6 часов, в спешке упаковали свои вещи, приняли душ и двинулись на Бузет - место проведения соревнования. Погода не смотрелась неплохой. Мы ехали через дождик и указатель температуры машинки демонстрировал температуру снаружи 16°С - чрезвычайно низкую для такового времени года.

Это был 1-ый официальный парапланерный чемпионат Хорватии. Когда мы поднялись, команда была уже там: Борис, Круно, Данко, Бозо, Родован, Среко, Лео, Златибор, Жоза и Сэнди. Мы чрезвычайно изредка собираемся все совместно, потому поначалу выпили по чашечке кофе и съели по куску тортика с орешками. Я был в организационном комитете. Мы договорились двинуться на старт до обеда. Я ехал за Карло на машине, когда мы приблизились к старту Распадалинка.

Тут я был в 1-ый раз. Склон глядит на юг, высота 560 м, довольно широкий, чтоб там вместились параллельно четыре крыла, но сравнимо маленький и крутой, с стальной дорогой всего в 100 м ниже. Стало горячо, около 27°С и 2/8 неба были покрыты красивыми кучевками. Мы пришли к согласию по упражнению и сделали брифинг для пилотов. Воздушный старт был должен быть в 14:30, стартовый символ установили на лугу ниже стальной дороги. 1-ый поворотный пункт был у церкви Крника, западнее старта, позже церковь Св.Томаса на востоке, позже большой перекресток на юге Бузета, позже снова церковь Крника. Поле с целью было чуток северо-западнее Бузета. Я отошел чуть-чуть в сторону от толпы, чтоб сосредоточиться и расслабиться. Успокоился, представляя безупречный старт и хорошие условия полета. Если б я был один, я бы точно не летел в тот день. Чрезвычайно тяжело это разъяснить, но какая-то интуитивная тревога включилась снутри меня. Но я был президентом самого огромного и более активного хорватского парапланерного клуба и если б я отказался лететь без какой-нибудь предпосылки, мое эго было бы задето.

Лео взлетел первым, позже Данко. Я оделся в шорты, майку, хлопковую рубаху и узкую ветровку. Я прикрепил собственный Aircotec Top Navigator на левой ноге, настроил и проверил частоту портативной рации. Также проверил свою запаску. На вариант, ежели она мне пригодится. Взлетел в 14:05 и сходу попал в неплохой поток. Опосля первого подъема я прочитал информацию о ветре со собственного Top Navigator: W-SW, 16км/ч. Мы летали вдоль хребта, встречая термики, которые не сносились ветром. Было не чрезвычайно горячо, я взял перчатки из бокового кармашка и надел их.

Мы летали вдоль склона до 14:25, ожидая 5 минут до открытия стартового знака. На востоке мы могли созидать красивую гору Ука, рядом с которой находился большой Ку Ним (кумулус-нимбус - прим. перев.), льющий дождик. Я поразмыслил, что это не обязано нас тревожить, потому что это было больше 20 км от нас по ветру. За 10 минут до воздушного старта я набрал порядочную высоту. Приятно - устойчивые термики, от 0,5 до 3 м/с. В 14:25, Данко, мой инструктор, связался по рации с командой наземной поддержки и опосля недлинного обсуждения было принято решение отменить упражнение. Предпосылкой было скорое грозовое развитие, которое было замечено за несколько км севернее нашего местонахождения, над горой Збевника (1 014 м). Последовало радиосообщение: “Упражнение отменено, пожалуйста приземляйтесь“. Слова прозвучали расслабленно - без спешки, без паники и я не торопясь направился на юг, к солнцу и пушистым тучам, не заботясь о черном монстре, который вырисовывался на севере. Это была моя крупная ошибка. Лео был рядом - на 150 м юго-западнее и выше меня. Я увидел Данко и Карло на западе и тоже выше, они придерживали “большие уши”. Остальные были несколько сзаду, на северном и северо-восточном направлении. Я был на высоте 1300 м, когда отважился на 1-ый B-stall в 14:30. Я снижался со скоростью - 7м/с пока не достиг 1000 м. Позже B-stall деформировался в “вилку”, как при переднем срыве, консолями вперед. Мне это не понравилось - смотрелось устрашающе. Я отпустил B-stall, заполнил и стабилизировал крыло, а позже повторил B-stall опять. Через пару минут я посмотрел на мой “варик” и к собственному удивлению нашел, что поднимаюсь с +2 м/с. Я поглядел ввысь и увидел как Лео засосало в тучу в том месте, где основание облака снизилось до 1300 м. До того как войти в скопление, он меня сфотографировал. Несколько секунд позднее, удерживая B-stall и поднимаясь с +5 м/с, я пронзил основание облака и мой мир стал белоснежным

В этот момент я был совсем спокоен. Я был чрезвычайно близко к краю облака и у меня был мой "Top Navigator" с его "GPS compass" функцией. Направиться на юг и выйти из облака не обязано было быть большой неувязкой, но я начал терять драгоценное время, мучаясь с моим компасом и спид-системой. Навигация по компасу - нелегкое дело. Из-за запаздывания компаса я нашел, что стремясь на юг, на самом деле двигаюсь на север. Я не мог поверить своим очам. Позже стрелка “варика” сошла с разума. Она начала дрожать на +10 м/с.

Без ужаса я начал полный передний срыв в первый раз в собственной жизни, но как будто злой дух прочно схватил меня. Даже со сложенной передней кромкой мой подъем остался постоянным. В моей голове прозвучало: “Давор, ты вошел в Настоящее Грозовое Скопление!”. Ранее я читал много отчетов о происшествиях с втягиванием в грозовые облака, но не мог вспомнить ни один из их, где бы пилот говорил, как он выжил. Становилось холодно, чрезвычайно холодно. Влага конденсировалась на моей одежде, позже пошел дождик и вода стала леденеть на моей летней одежде. Рация в полной панике вызывает: "Давор, где ты? Радован, пожалуйста, ответь…" Отчаянный глас орет, советуя: "Давор, хоть какой ценой опасайся выкидывания запаски!" Уже 10 минут, как я вошел в этот монстр и моя высота практически 2 600 м.

Я в чрезвычайно странном состоянии разума: спокоен и расслаблен. Меня не волнует паника из рации, из которой слышится совет, кажущийся неприемлимым. Взамен этого мой разум на сто процентов занят одной мыслью: мне нужно согреться. Мне нужно защитить себя от ветра, дождика и льда, закутаться во что-то, по другому я замерзну. Я отпустил переднюю группу и решил открыть запаску - так я смогу достать параплан и обернуться им для обеспечения хоть некий защиты. Как я прекратил передний свал, мой “варик” сошел с разума - меня поднимало с +18 м/с. Я потянул за левый А-ряд, стропы повисли и я вошел в спираль. Я развернулся к ручке собственной запаски на правой стороне и бросил ее в черный мрак. Позже кошмар и ужас: запаска провисла на стропах нераскрытая и мой основной купол вне контроля, с галстуком на левой консоли. До раскрытия запаски проходят годы. Секундой позднее я услышал глухой хлопок и увидел открытый парашют, обгоняющий параплан. Спасибо, Господи! С впрыском адреналина, стимулирующего энергию, я намотал стропы основного купола на локоть и обмотал мокроватый нейлон вокруг собственных дрожащих ног.

Я соединился по рации и передал, что я жив, нахожусь на 4 500 м, под запасным парашютом и продолжаю подниматься ввысь с +10 м/с. Это был мой крайний выход на связь. Борис позже мне произнес, что его испугал истошный крик моего “варика”, контрастирующий с моим голосом, который был спокойно-тихим. Рация ответила: "Где Давор? Давор, ответь нам!" Мои дорогие друзья, я думаю, что не могу на данный момент с вами связаться, так как мне необходимо сохранить каждую частичку энергии, которая поможет сделать мне выбор меж жизнью и гибелью.

Я вспомнил один отчет происшествия про скручивание парашюта при чрезвычайно продолжительном спуске. Но, посмотрев ввысь на собственный запасной парашют "Czech Sky Systems", 32 метра, я увидел что он стабилен и натянут. В несколько секунд я установил с ним доверительные дела. Градины стучали по мне, ударяя со всех сторон, барабаня по моему шлему, подвеске и куполу. “Варик” вопил с невыносимым тоном, но я не мог глядеть на него, чтоб числа не ввели меня в обморок. Меня мотало во всех вероятных направлениях. Молнии сверкали вокруг меня, пробивая облачную серость слева, справа, под и нужно мной. Каждые несколько секунд тусклая вспышка света все скорее сопровождается громовым взрывом. Как далековато было на этот раз? Ежели меня стукнет молния - я сжарюсь в одну секунду. Давор, шанс, что ты выживешь - ноль, незапятнанный ноль, прими это как факт. Я отчаянно молился Богу о спасении собственной жизни. Много ли народа будет на моих похоронах? Самая легкая погибель была бы утратить сознание от нехватки кислорода, позже попасть в свою запаску и свалиться, сильно вмазавшись в землю. Мой отец, который живет близко от Рижека - додумывается ли он, что я тут, над ним, его единственный отпрыск, и что это мои крайние минутки жизни? Позже что-то еще пронзило мой разум: Давор, что это за мысли, ты не должен сдаваться, ты еще жив, все ли ты сделал для того чтобы защитить себя? Стремительный взор на “варик” сказал мне, что я на 6 000 м! На данной высоте я либо потеряю сознание от нехватки кислорода либо замерзну. Я осознано начал дышать скорее, сделал гипервентиляцию, чтоб не утратить сознание без кислорода. Воздух становился жутко прохладным. Я в шортах на высоте наиболее 6 000 м, со свирепо дующим ветром. Я замерзаю. Нет, я не могу ощущать холод! Я вспомнил моего друга Калмана. Он был пойман лавиной в Гималаях, на вершине Писанг, и он остался жив с открытым переломом ноги. У него было большущее желание жить: он не мог дозволить себе замерзнуть, не мог дозволить себе сдаться! Давор, я запрещаю тебе роскошь ощущать холод, ты не можешь дозволить это себе на данный момент! Как высоко я поднялся? Как далековато меня унесло? Где и когда я выпаду из облака? Я опять успокоился. Поразмыслил, что на данный момент все зависит от тех мелочей, которые могут перевесить чашу меж жизнью и гибелью. Пока ты еще в сознании и в порядке, что ты еще можешь сделать для себя? Отлично ли ты обернут в купол? Я освободил свою правую руку, чтоб подтянуть купол сзаду. Теряя крайние молекулы энергии, я пробую намотать его вокруг себя: я чувствую себя слабеньким. Ежели потеряю сознание - чрезвычайно принципиально не задохнуться. Я сдвинул голову назад, чтоб она провисала над грудью, для того, чтоб у меня была возможность дышать, даже ежели я буду без сознания. Принципиально, чтоб я не промерз, так что я проверил купол - отлично ли и надежно он намотан вокруг меня. На секунду я притворился, что растерял сознание, уронив свои руки и мне показалось, что это сработает. Может ли купол запутаться с запаской? Ку Ним гонит меня выше, на 6 500 м, со скоростью 20 м/с. Холод становится невыносимым. Самое нехорошее во всем этом, что ледяной ветер продувает меж подвеской и моей спиной, где я не укрыт. Мои ножные ремни врезались в пах, посылая уколы боли через все тело, но это не идет ни в какое сопоставление со всем остальным. Запаска вертится и дергается вокруг меня. Я не знаю - она сверху либо снизу меня. Если честно, это мне все равно.

Позже я начал понижаться, от -3 до -17 м/с, пока не достиг 3 300 м, позже снова поднялся до 5 500 м, позже снова вниз. Нежданно я увидел землю. Я не мог поверить своим очам. Возникла надежда, что я выживу! Земля, Матушка Земля, она существует, она тут! Я смотрю на нее, двигаюсь по направлению к ней. Прекрасное озеро, лес, природа. Град падает практически горизонтально, тает, греется и преобразуется в огромные капли дождика. Но запаска брыкается и спиралит вне всякого контроля. Это полностью новенькая ситуация. Я сейчас на сто процентов сфокусирован на новейшей дилемме: приземление без травмы. Пробую избавиться от основного купола, обмотaнного вокруг меня, вызволить его отчасти, что окажет незначительно сопротивления для замедления моего падения, но я очень сильно закутан. Ситуация усугубляется: я лечу на электрические провода и на спаленный лес с наточенными оголенными сучьями смотрящими во все стороны. О нет! Опосля всего того через что я прошел, закончу ли я жизнь на электрических проводах либо проткнутый суком? Давор, не будь неблагодарным за волшебство, которое позволило тебе выйти из грозового облака целым! Мой разум на сто процентов занят приземлением. Я сильно качаюсь над землей, как как будто вожу машинку по хайвэю. Я растянулся, пробую соединить мои ноги совместно, приготовившись кувыркнуться при приземлении. Я пролетел в пары метрах над электропроводами и стукнул одно дерево эйрбэгом подвески, который погасил удар. Встал на ноги - замерзший, мокрый, испуганный, шокированный, но еще живой и без единой царапинки! Это кажется неосуществимым! Я дрожу от холода. Льет как из ведра.  На моем "Top Navigator" записан этот полет и он указывает, что я пролетел 21 км с того места, где вошел в скопление. Вышел на дорогу и встал на середину, пытаясь приостановить машинки огромным пальцем, но машинки просто объезжали меня. Дрожа, я продолжил собственный путь: “Подумай, Давор, ты выглядишь как лесной гоблин, на сто процентов промокший, с рюкзаком на голове, покрытый листьями и с пучком нейлона в руках. Кто будет довольно чокнутым пустить тебя в свою машинку?” Я расслабился. Это больше не вопросец о жизни либо погибели.

Скоро я пришел в село Сдусеньевика. Цивилизация, люди! Я пошел к наиблежайшему двору с новеньким домом. Там признаки жизни: детский велик, машинка, инструменты, вещи вокруг. Я тащу мое ослабшее тело ввысь по ступенькам к первому этажу. Позвонил и постучал в дверь. Возник человек. Я не сумел приостановить прилив чувств: "Пожалуйста извините меня, я летел на параплане и меня засосало в грозовую тучу, мне холодно и я шокирован, можно я позвоню своим друзьям отсюда, помогите мне пожалуйста… " Бранко Рабар принял меня в собственном доме. Неплохой человек. Отдал ему телефон организаторов. Его супруга укутала меня в покрывало, чтоб я мог согреться. Я произнес им: "Это настоящее волшебство, что я на данный момент тут разговариваю с вами…" Я принял душ и теплая вода смыла с меня всю грязюка, пот, ужас и шок. Мы пьем чай на балконе, где светит солнце, небо кристально голубое и нет в помине той грозовой тучи, с которой я боролся все послеобеденное время до 16:00. Всего полтора часа как я вошел в грозовое скопление. Начался полностью новейший день.

Другие…

Мой инструктор Данко пережил пару негативных спиралей, вызванных полным срывом, после этого он приземлился на лугу. Карло попал в негативку около земли, бросил свою запаску на высоте около 30 м, которая чуть успела наполниться. Он приземлился без повреждений, в отличие от собственного парашюта, который попал на силовую опору электросети и порвался от его веса. Среко затянул все стропы на одной стороне купола, выполнив новейший маневр в парапланеризме. Крыло вошло в глубокую спираль, в какой он продержался около 20 минут, до того как выскочил из под нижней кромки. После чего Среко не ощущал свои руки некоторое количество дней. Радован сделал огромные уши, оставив несущими всего несколько секций. Его скороподъемность все равно сохранилась около +10 м/с, но в конечном счете ему удалось выйти из облака. Совсем дезориентированный, он не успел впору на сто процентов наполнить собственный купол и грубо приземлился, испытав суровый удар и вывихнув лодыжку, но неописуемым образом избежал наиболее суровых травм. Круно сделал полный срыв, но когда он выводил свое крыло из этого режима, купол схлопнулся и завязался галстук, потому он бросил собственный парашют. Гроза его пощадила не “всосала”. Но он не сумел расправить собственный параплан и приземление вышло твердым, с травмой позвоночника, к счастью, без суровых последствий. Лео получил такую же ужасающую выволочку в облаке как и я. Он не стал кидать запаску (на нем была одет лыжная курточка) и удерживал полное фронтальное складывание с помощью ног, которые вставил в стропы А-ряда и давил вниз. Он пересилил грозовое скопление и приземлился в лесу около Уки.

Все совместно мы были подобны свечкам на ветру, но пламя не погасло и мы выжили. Вечерком, когда мы добрались до нашей гостиницы, я пригласил каждого на торжественный ужин, посвященный нашему новенькому дню рождения. Мы отправь в ресторан с символическим заглавием – “Фортуна”. Опосля ужина я лег в кровать и стал благодарить Бога за то, что он сохранил мне жизнь. Я долго не мог уснуть, хоть и был на сто процентов истощен.

Материал предоставлен редакцией журнальчика "Небо для всех"
(Перевод с британского - К. Русу)


Оригиал на http://www.paragliding.kiev.ua

ПАРАПЛАНЕРНАЯ ШКОЛА




Просто 22 факта
Мы работаем для того, чтобы вы летали лучше, чем мечтали… /

подробнее...

Ближайшие полеты

Вторник, 2 Октября и, возможно, Среда, 3 Октября, Кончинка

подробнее...

Наши спонсоры:

Много свежих фото

подробнее...


Copyright ©2002 Vector