О Векторе
Обучение

Магазин
Фотогалерея
Видеогалерея

Творчество
Архив новостей






Программы обучения

Техника

Команда

Места полетов

Клуб

Путешествия

Прайслист

Расписание полётов








Контакты
Тел:
098-11-22-33
e-mail:
abuse@vector-pg.ru



Подписка
на новости




Девятая жизнь

Наилучшее из журнальчика Cross Country                                            Боб Драри, CC, Sеptember, 2002

                                                           Девятая жизнь.



На вопросец о том, кидал ли я когда-либо запаску, я постоянно отвечал: "еще как бы нет!". Но места, где я летаю и стиль, который я предпочитаю, предполагают, что рано либо поздно "дерьмо попадет в вентилятор". Другими словами, история, которую я вам хочу поведать, могла произойти в хоть какой момент, просто это был только вопросец времени.

Теплое весеннее утро, суббота. Небо перед Col de Bleine быстро наполнялось пилотами, жаждущими поскорей стряхнуть все заботы трудовой недельки со собственных плеч. Небо незапятнанное, увенчанное маленькими кучевыми тучами над пиками вдалеке. Местные пилоты пробиваются к Сен Андре в не плохих наборах. Я набирал высоту над стартом и ощущал себя непревзойденно. В такие красивые дни мы занимались аэробатикой, выдавливали последнюю каплю из собственного крыла.

За крайний год я равномерно развивался в аэробатике, стараясь не опережать время, оттачивал каждый маневр до этого, чем перейти к последующему. Я уже делал САТ и негативку. Чуток позднее я работал над "вертолетом" (серия ровненьких негативных спиралей, когда вертикальная ось вращения находится посреди крыла). Невзирая на то, что я никак не мог достигнуть ровненького незапятнанного вращения, я ощущал себя довольно уютно в этом, одном из самых сложных маневров. В первой попытке я вращался ровно, до того как вращение стало незначительно беспорядочным. Я вращался быстро, быстрей обыденного, играя с вращением, пытаясь сдружиться с чувствами, которые получал. В некий момент, когда "вертолет" стал беспорядочным, я попытался его успокоить, но выход вышел плохим, с маленьким галстуком, вызвавшим свал.

Забравшись под скопление, я вновь принялся за дело и вогнал крыло в очередной "вертолет". Я вновь разогнался чрезвычайно быстро, пытаясь узнать, что ежели ускорение избавит от складывания края крыла, что происходило традиционно при "геликоптировании". Опосля пары витков спираль стала вновь беспорядочной; очень сильно возрос наклон купола. Традиционно, это сигнал к тому, что пора выходить из маневра, но с таковым запасом высоты и жаждой выяснить больше, я решил продолжить, внося маленькие поправки в управление, следя, могу ли я угомонить крыло. Видимо, в некий момент, я отпустил его чуток сильней, поэтому, что купол в один момент вышел из ротации, и обезумевшим скачком в сторону дернул меня за собой. Разгрузив стропы, я падаю под купол, скользнув по нему его, а мгновенное, 70% складывание оборачивается галстуком. Видя сворачивающийся купол, я уже знал, что обязано произойти дальше, так что мои руки уже напрягли клеванты для полного срыва.

Купол сорвался, я придержал его, изучая, есть ли какие-либо пробы распутывания - попыток никаких! Я держался за некий матерчатый шар, наиболее напоминающий свадебное платьице, ежели параплан. Я придержал его еще несколько секунд, глядя на то, как он болтается в ожидании: "не распутается, ли?", потом начал плавненько отпускать клеванты, чтоб отдать куполу шанс наполниться и выйти из данной ситуации. Заместо этого купол начал бешенно вращаться, в какие-то доли секунды мои вольные концы закрутились, заблокировав клеванты и акселератор. Когда ты обнаруживаешь бесполезность клевант, ты продолжаешь держать их, быстрее для удобства, ежели ради полезности. Я взял их обе в левую руку и нажал на их как можно посильнее в жалкой надежде на то, что купол замедлит вращение, сразу пытаясь раскрутить концы. Параплан тем временем вошел в глубочайшую спираль, показывая ни мельчайших признаков выхода из нее. Борясь с центробежным ускорением, я отчаянно попытался потянуться вперед, чтоб достать до строп, но все тщетно. Я был просто раздавлен перегрузкой, чуть ли мог двигаться.

Этот момент в моей жизни был так неизбежен, просто очевиден, так, что я был даже не удивлен, что настал момент обратиться к запаске. За 9 лет я следил настолько не мало выпадений из неба, что не был обеспокоен перспективой парашютного спуска. Я потянулся за ручкой. Краем глаза я увидел красноватый блик ручки комфортно расположенной на правом плече, потянулся, прочно схватил ее и... уставился на пустую руку. Черт! Я растерял ее! Я потянулся снова, посильнее поворачивая голову, чтоб узреть больше, шаря рукою, но, ничего не вышло. Больше не было этого красноватого блика, ждущего прервать коловорот голубизны.

Вращение длилось, спираль становилась еще поглубже, либо перегрузка так действовала на мою голову? Я возвратился к работе, пытаясь достать до чего-либо, но все даром. Не могу поверить в это! Я даже поправил ручку на старте, убедившись, что я смогу достать ее, в случае, ежели сейчас будет "тот день". Я начал выходить из себя. "Где же, хрен тебя побери, ты есть!»,- крикнул я в бешенстве.

Я решил снять рукавицы. С большущим трудом поднял руки к лицу, зубами сорвал их и отшвырнул от себя. Что-то завлекло мой взор: на секунду я был удивлен, увидев, как моя рукавица, ударившись о нижнюю поверхность крыла, летит обратно ко мне. Вновь за работу... Где же она? Я продолжил шарить уже голой рукою сзаду, где обязана была быть 2-ая ручка. Рука скользила по ткани, хватать было не за что. Я начал беспокоиться, что не смогу пользоваться запаской.

В один прекрасный момент, в Гималаях, пару лет назад, у меня была причина обратиться к запаске, но в тот раз я не сумел этого сделать. Я прирастил глубину подвески для того, чтоб поместить в нее больше вещей для "бивуачных полетов", Из-за этого ручка запаски стала намного далее, чем была до того. Это был бы чрезвычайно "маленький бросок", если б я тогда отыскал ручку. Но, купол в один момент распутался, каким то чудом я сделал маневр позволивший отвернуть от склона, пролетев в метре от него. Я больше никогда не летал в данной подвеске.

Оптимизм, ранее момента отгонявший панику, начал растворяться; я покосился вниз, чтоб узнать, сколько высоты осталось. Меня замутило от вида зеленоватых деревьев. Подняв голову, я сообразил, что нахожусь ниже вершины хребта. Col de Bleine не чрезвычайно высок - максимум 300 метров, а я был в тыще метрах над хребтом, когда утратил весь контроль над крылом.

К истинному времени, я, обязано быть, крутился уже больше 30 секунд, но было чувство, что продолжалось это целую жизнь. Вращаясь так быстро, будучи вжатым в подвеску перегрузкой, с зеленоватой мутью и голубыми вспышками, мне показалось полностью тщетным пробовать сопротивляться. В крайние несколько секунд я поразмыслил: "В этот раз, я - не супермен", "GAME OVER", "Мне осталось три либо четыре секунды, я падаю так быстро, что мне даже не будет больно".

Осознание того, что я на данный момент я умру, опосля стольких моментов, где я все-же выжил - вселило в меня уйму противоречивых чувств. Я был горько расстроен собственной беспомощностью, ежели испуган. Как долго я был расслаблен, проносится ли целая жизнь перед очами, до того как "экран становится белоснежным"? Не могу сказать. Были какие-то миллисекунды, но я передумал почти все. В мириадах милых образов, звуков и запахов всплыла неожиданная мысль. Я сообразил, что призрачный шанс к выживанию все-же есть: ежели я каким-то образом доберусь до спины собственной подвески, я, обязано быть, смогу выдернуть ручку запаски. Но это значит то, что я должен вылезти из подвески! Освободив плечи от лямок, потом, вцепившись в вольные концы впереди себя, преодолевая центробежную силу, я начал подниматься. Сейчас, когда я освободился от плечных лямок, я стал перекручиваться в сторону вытянув руки вниз, к задней стороне подвески. Зрение было замутнено зеленоватой пеленой, тело напряглось в ожидании удара.

Вдруг вышло нечто. Что-то поменялось: тяжесть и шум уменьшились. Я был перевернут, смотрел вниз, на одну вторую высунувшись из подвески, когда увидел меж ног черную ленту уходившую от меня ввысь в сторону неба. Я инстинктивно развел ноги в сторону в надежде быть зажатым ножными обхватами во время торможения, вцепился в вольные концы и держался до тех пор, пока не стал расслабленно спускаться на парашюте. Подо мной было всего 100 метров и единственное место незапятнанное от леса на почти все мили вокруг.

Позднее, когда я ворачивался домой, детки все еще игрались в саду, собаки спали в тени. Оторвав собственный взор от книжки, моя супруга Клэри посмотрела на то, как я растянул край запаски из мешка параплана, чтоб показать ей. "Удивительно, у меня было такое чувство, что ты выбросишь запаску конкретно сейчас!", - проговорила она без удивления, до этого, чем возвратиться к чтению. Наверняка, столько лет рядом с моими полетами сделали ее нечувствительной к риску. Я пошел к детям, поиграть с ними в бассейне. Мне потребовалось некоторое количество дней, чтоб признаться, что случилось, на самом деле.

Что ж, какие выводы могу сделать из встречи с костлявой? Не заниматься аэробатикой над замлей? Не заниматься ею вообщем? Не летать в данной подвеске? Да, я возьму все эти причины на вооружение. Но, что вправду вынес из этого происшествия, это то, что никогда не надо терять волю к выживанию. Поражает феноменальная везуха, сопутствовавшая мне все эти годы - я никогда сознательно не дотягивался не дергал эту ручку.

Три недельки спустя я вызнал о катастрофическом происшествии с Хенриком Дженсоном в Словении, которое напомнило мне о моей везучести.

Перевод Димы Ващенко, с маленькими сокращениями.


Оригинал на http://deltaclub-utsa.narod.ru/

ПАРАПЛАНЕРНАЯ ШКОЛА




Просто 22 факта
Мы работаем для того, чтобы вы летали лучше, чем мечтали… /

подробнее...

Ближайшие полеты

Вторник, 2 Октября и, возможно, Среда, 3 Октября, Кончинка

подробнее...

Наши спонсоры:

Много свежих фото

подробнее...


Copyright ©2002 Vector